Как и зачем российские вузы вербуют казахстанских студентов


КОНФЛИКТ С ПОЛИЦИЕЙ В ПАВЛОДАРЕ

Европейский портал приводит данные казахстанских СМИ, согласно которым павлодарская полиция была привлечена для пресечения незаконного (как сочло управление образования Павлодарской области – прим.авт.) платного тестирования местных школьников представителями Новосибирского государственного технического университета. В СМИ сообщалось, что педагоги прибыли в Павлодар в качестве гостей и не имели права проводить олимпиаду в форме тестирования, по итогам которой дети могли поступить в НГТУ. Такие мероприятия на территории Казахстана, согласно закону, организуются только управлением образования.

По этому поводу редакция DW обратилась за комментарием к Айдосу Сарыму.

— Северный Казахстан находится в демографическом минусе, в местных вузах нехватка студентов. Дополнительный их отток лишь усугубляет проблему. Начиная с февраля-марта представители российских вузов приезжают сюда, набирают студентов под свои программы, на часть из которых выделяются деньги из федерального бюджета, — сказал наш политолог.

Притом выбор падает на самых способных — победителей олимпиад и т.д. Огромное количество молодых людей уезжают в Россию. В связи с этим Сарым поставил вопрос: кого и для какого государства мы обучаем?

ТРИ СХЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ

Информированной в данной сфере чиновник из Томска поведал, как действует российская сторона не только в Казахстане, но и по всей Центральной Азии.

— Схема такая: у каждого вуза в Сибири изначально был ресурс, которым он пользовался. Это преподаватели-выходцы из стран Центральной Азии. Каждый вуз делегировал таких людей, знающих ситуацию изнутри и людей на местах, вокруг них создавал команду из пяти-семи помощников, которую эти люди везли в страну, где проводили агиткомпанию, олимпиады и так далее, — пояснил чиновник.

Вторую схему он назвал алгоритмом от обратного. В пример этому он поставил историю о детях весомого политика из Кыргызстана, обучавшихся в одном из томских вузов.

— Учились не очень здорово, больше внимания уделяли боксу, а диплом получать как-то надо. Вуз договорился с политиком так: он обеспечит контакт нашей делегации с министерством образования Киргизии, где мы обсудим наши образовательные услуги — и чтобы по итогам сто киргизов в год направились учиться в наш университет. Тогда твои дети будут с дипломами, — продолжает анонимный источник.

Но есть, как он уверяет, и третья схема, в которой используются давние знакомства преподавателей вуза, например, еще по советской армии, с людьми из Кыргызстана, Казахстана или Узбекистана.

— Они договариваются по партнерским каналам, те открывают вербовочную точку в стране и начинают под этой крышей продвигать конкретный российский вуз, естественным образом на этом зарабатывая. Это всем выгодно, — полагает собеседник.

КАК КАЗАХСТАНУ ОТСТОЯТЬ СВОИ КАДРЫ?

Такой же безымянный собеседник сообщил, что, к примеру, у выпускников-узбеков есть реальные шансы подняться на родине с этим образованием. Статистика ФМС (Федеральная миграционная служба – прим.ред.) показывала, что процентов 60 таджиков, получивших образование в Томске, возвращаются домой. Многие казахстанцы же, напротив, остаются здесь, потому что это в основном — это выходцы из северного региона, этнические русские

На это обратил внимание и Айдос Сарым.

— Я считаю, что это ошибка — выстраивать нашу систему образования под российскую. Если выпускники казахских школ сдают выпускные экзамены в Казахстане, то иногда 70 процентов выпускников русских школ на севере Казахстана берут справку о прохождении одиннадцатилетнего обучения и на этом основании спокойно поступают в вузы России, — сказал политолог. — При этом по данной проблеме у нас высказываются только местные вузы и ассоциация вузов Казахстана. Есть несколько депутатов, которые ее поднимают, в нескольких регионах акимы стараются защитить местные кадры. Но в целом проблема не вызвала реакции государства. Характерно, что российские данные говорят о 70 тысячах казахстанцев, обучающихся в России. А казахстанские данные дают гораздо меньшие цифры.